Интервью Губернатора Забайкальского края Натальи Ждановой для ИА "Чита.Ру"(05.12.2017)

Наталья Жданова: «В одночасье всё не поменять»

Губернатор Забайкальского края Наталья Жданова в интервью ИА «Чита.Ру» дала обобщающие оценки экономике и бюджету региона, своему правительству, мэрии Читы и рассказала, как относится к слухам об отставке.

- Почти два года прошло с момента назначения вас на должность временно исполняющего обязанности губернатора, больше года – с момента, когда вы выиграли выборы. Как вы можете оценить работу своего правительства, людей, которые с вами работают? Насколько эффективна команда?

- Считаю, что правительство в этих очень непростых условиях работает результативно. Главное требование, которое я, предъявляю, прежде всего, к себе и спрашиваю с тех,  кого пригласила на работу в правительство, - очень ёмкое и простое: работать на результат, в полной мере нести ответственность. Я считаю, что на сегодня все члены правительства этому качеству соответствуют.

- Есть что-то, чего не удалось сделать по субъективным, объективным причинам; чего хотелось добиться, но не удалось?

- Хочется сделать многое и в сжатые сроки, но, к сожалению, не всегда это получается, в одночасье всё не поменять. При этом мы отмечаем, что есть серьёзные подвижки в ряде отраслей. Это, к примеру, стабилизация всей финансовой сферы: на сегодня министерство финансов РФ отметило регион, как территорию с надлежащим качеством управления финансами.

Есть динамика и в промышленности, и в экономике в целом. Быстринский комбинат, другие горнорудные проекты, «Омчак» сейчас в Балейском районе будет запускаться, Наседкино готовится в Могочинском районе.

Хоть и в целом проблемы дошкольного образования остаются, но за период 2016-2017 годов мы создали ни много ни мало 1,5 тысячи дополнительных мест в детских садах и продолжаем над этим работать.

Уделяем серьёзное внимание сельскому хозяйству: почти без малого на 50% увеличился сбор урожая в этом году и составил 115 тысяч тонн зерна.

Движение есть, этого нельзя не увидеть. При этом, остаётся и много проблем. Мы всё равно в стопроцентном объёме не обеспечили местами в детских садах наших жителей, и это, конечно, сказывается на качестве жизни. Мы очень плотно работаем сейчас над программой переселения из аварийного жилья и к концу года, я думаю, достигнем необходимых показателей. Но очень трудно идёт исполнение этой программы. Езжу много по районам, вижу, что не везде хорошие дороги. Нужно заниматься их ремонтом, строительством мостов, реконструировать сельские дома культуры. Спасибо тем творческим людям, энтузиастам, которые при всех сложностях продолжают работать  в этих районах, и хорошо выполняют  обязанности  - каждый на своём рабочем месте. В общем, вот такие проблемы, казалось бы, будничные, точечные, но именно из них складывается жизнь, складывается настроение, общее комфортное, положительное отношение к жизни у наших забайкальцев. Мы видим эти проблемы и знаем, как их решать, в какой последовательности, с каким привлечением финансов.

- Вы часто говорите о тяжёлом наследии - это в основном проблемы в финансовой сфере или в системе управления регионом?

- И в системе управления, в том числе. Сейчас мы очень деликатно возрождаем вертикаль нашего взаимодействия с органами местного самоуправления. С  сожалением признаю, что в каких-то моментах эта система управления была порушена. Не всегда в планах и программах присутствует ориентированность на реальные проблемы, условия, поэтому мы сейчас серьёзно корректируем и стратегию социально-экономического развития, и программу социально-экономического развития применительно к реальным, нынешним условиям и состоянию дел в Забайкальском крае.

- Как-то изменились взаимоотношения, система работы с муниципалитетами за время вашей работы? Произошли какие-то принципиальные изменения, может быть, другие люди стали этим заниматься?

- На мой взгляд, изменения происходят. Нас понимают, как мне кажется, все без исключения руководители муниципальных районов Забайкальского края. Совместно решаем проблемы, мы им помогаем. Я всегда эту мысль внушаю коллегам: это не районы для нас, а мы - для районов. Мы должны там чаще бывать, быть максимально полезны людям.

У нас налаживается сотрудничество с руководителями районов, тем более, что большое количество пришло новых руководителей - 55 вновь избранных руководителей в районах и поселениях всех уровней с совершенно новыми идеями, мыслями, готовые к сотрудничеству, в чём-то даже амбициозные. Мы начинаем отношения практически с чистого листа.

Мы укрепляем ассоциацию «Совет муниципальных образований». Это была инициатива снизу - Валерий Павлович [Буянов] сам предложил себя в качестве руководителя, его поддержали члены ассоциации. Валерий Павлович человек опытный, много сделавший в крае именно в аспекте создания системы взаимодействия с местным самоуправлением. И его первые шаги в этой должности уже дают первые результаты. Не скажу пока - успехи, но результаты. Много ездит по районам, много встречается с руководителями, организовывает обучающие семинары, что очень важно.

- Насколько вас устраивает взаимодействие с администрацией ключевого муниципалитета - города Читы, взаимодействие с депутатами, с администрацией города? Насколько они находятся в единой канве с правительством, должны ли они находиться в этой единой канве?

- Во взаимодействии  серьёзных проблем нет, идёт рабочий процесс. Хотя не все решения и действия поддерживаю и разделяю. Например, ко мне обратилась жительница нашего города, пенсионерка. Пенсионеры - это как раз та категория населения, которая исправно, даже заранее платят за квартиру -  за тепло, воду, электричество, очень трепетно к этому относятся. Она жалуется, что оплачивать жилищно-коммунальные услуги стало неудобно, нужно ходить по разным офисам, территориально далеко расположенным друг от друга.  В каждое надо дойти по морозу, по скользким тротуарам, выстоять очередь. Это же элементарное, не что-то экстраординарное. Нужно просто создать комфортные условия, думать о людях. Буду обращаться по этому частному вопросу к властям города, к управляющим компаниям, чтобы эта услуга была для читинцев доступной. Да, мы совместно делаем серьёзные вещи - открываем площадь Ленина, участвуем в программе по созданию комфортной среды, ремонтируем многоквартирные дома. Но кроме этого большого, есть точечные, но очень важные вещи, из которых тоже складывается жизнь в городе.

- Много критики в адрес Михалёва. Нет ли ощущения, что команду в городской администрации на каком-то этапе логично менять?

- Вотум доверия Михалёву оказал народ в лице депутатов, то есть избирателей. Я так думаю, что и дальше им решать о продлении или не продлении вотума доверия.

- Можете ли вы выделить ключевых людей в своей команде - на кого вы больше всего опираетесь, кто оказывает максимальное влияние на политику правительства?

- Думаю, это будет не совсем правильно. В своё время всех этих людей я приглашала работать с собой в правительство и несу за них ответственность. Мы - коллектив единомышленников. Любимчиков, не любимчиков нет. Всякое бывает внутри коллектива: бывает, критикую их; бывает, очень строго спрашиваю; бывает, ставлю какие-то задачи с конкретными сроками исполнения. Как в любом нормальном коллективе.

- То есть они могут не беспокоиться о месте работы?

- Почему? Каждый человек на любом рабочем месте должен думать о том, чтобы быть максимально эффективным.

- То есть незаменимых людей нет?

- Нет незаменимых людей, свято место пусто не бывает - все русские пословицы и поговорки в данном случае очень уместны.

- Зачем была введена должность заместителя руководителя администрации по работе со СМИ и как вы оцениваете работу Юрия Сибирякова?

- По одной простой причине - потому что езжу по районам, общаюсь с жителями и ощущаю сама, как люди не всегда владеют информацией в полном объёме. Этой информации людям не хватает. Поэтому только, исходя из моего принципа максимальной открытости и прозрачности, приняла предложения наших специалистов по внесению изменений в структуру, введению такой должности. Нужно сказать, что Юрий Павлович достаточно подготовленный, профессиональный человек, со многими интересными талантами. Но моментально выстроить идеальную работу не совсем реально, и нужно какое-то время. Чем, собственно говоря, мы сейчас и занимаемся.

- Почему так редки пресс-конференции и большие интервью?

- Признаю, где-то за кутерьмой дел, большим объёмом работы и текучкой. Максимально стараюсь в этом смысле исправляться, и доказательство того – эта встреча.

- Что за история с ТМО, которая много обсуждалась и довольно активно продвигалась министром здравоохранения Сергеем Давыдовым?

- Не ошибается тот, кто вообще ничего не делает. В отношении Сергея Олеговича скажу, что он немало делает и уже многого добился. Собственно говоря, в самой идее системы ТМО есть конструктивное звено, этого нельзя отрицать. Другое дело, что сейчас мы не готовы к тому, чтобы эту идею принять и, самое главное, реализовать. Это показала жизнь. Сейчас мы по кирпичику складываем всё наше здравоохранение. Задачу, которую я ставлю министру, медицина должна быть максимально доступной. Что касается критики в отношении Давыдова. Повторюсь, неприкасаемых у нас нет.  Если министр или заместитель председателя правительства, действительно, поспешил или ошибся, почему бы его не поправить. Это нормальный процесс. Сергея Олеговича я знаю давно как  конструктивного, умного, деятельного и созидательного человека.  Исходя из этих качеств, пригласила его на работу, он работает – работает результативно и будет работать дальше. ТМО пока остановили, но время покажет.

— Знаете вы, что эта история стоила работы пресс-секретарю министерства здравоохранения?
— Вы про Татьяну Белокопытову? Знаю. Но это право министра.

- Достаточно большое количество слухов о вашей возможной отставке, которые сопровождают с первого дня. Не влияет ли это на вас психологически, не мешает ли работать?

- Во-первых, считаю, что прислушиваться к слухам - это моветон. В моей жизни нет такого: обращать внимание на слухи, сплетни, интриги. А во-вторых, работаю спокойно, знаю чётко, что мне делать, как делать, когда делать и что мешает в достижении планов.  По натуре я человек стойкий, цельный, поэтому то, что доверил президент и люди, я исполню.

- Возвращаясь к теме сложности победы в сентябре прошлого года, у меня возникло ощущение, что у вас осталось неприятие Мерзликина, которое вы переносите в работу вплоть до странных диалогов на уровне публичного конфликта. Как складываются взаимоотношения с Мерзликиным?

- Лично у меня никакого осадка нет. Не знаю, почему сложилось такое впечатление. Более того, считаю Николая Владимировича Мерзликина неким образцом чиновничьего стиля - всегда безукоризненно белоснежные рубашки, стильный костюм.

- Костюм – костюмом, но логика ваших невысказанных претензий к коммунистам в целом, к Мерзликину, в частности, заключается в том, что в высказываемых претензиях слишком мало конкретики.

- Да, это моя позиция: не нужно разводить демагогию. Если знаешь, как решить проблему, - предлагай.  Без исключения и оглядки на политический окрас, на личность. Ото всех и всегда жду конкретных предложений и действий.

- Устраивает ли работа с депутатами Госдумы, с сенаторами, которые представляют регион в федеральном центре? Насколько часты встречи, сколько они помогают работать правительству и вам?

- У нас сложился хороший коллектив нормальных, работоспособных, понимающих людей. Не тех, кто любит покрасоваться, заявить необдуманно, а именно людей, которые знают проблемы изнутри, которые помогают эти проблемы решать в силу своих возможностей.

Прежде всего, назову Баира Баясхалановича  (Жамсуев — сенатор, назначенный Ждановой — А.К.) . По-моему мнению, один из главных критериев реальной помощи и нужности краю - это то, сколько ты в край принёс денег. Так вот именно Баир Баясхаланович за этот год принёс несколько десятков миллионов своими конкретными действиями, оказывая серьезную  помощь и поддержку краю.

Тут и Степан Михайлович (Жиряков — сенатор от заксобрания — А.К.), и Василина Кулиева (депутат от ЛДПР, избрана по одномандатному округу — А.К.), и Юрий Волков (депутат от ЛДПР, избран по партийным спискам — А.К.), и Иосиф Давыдович (Кобзон — избран по спискам «Единой России» - А.К.), Владимир Георгиевич Поздняков (КПРФ, избран по спискам — А.К.). Николай Васильевич Говорин (представитель Общероссийского народного фронта, выиграл выборы в одномандатном округе — А.К.) - активный лоббист наших интересов на федеральном уровне.

Мы работаем нормально, начали традицию систематических установочных совещаний, провели такое в сентябре: обозначили и распределили задачи по федеральным министерствам, кто в каком смысле подхватывает решение наших проблем. Ближе к Новому году мы подведём итоги этой работы, определимся в дальнейших планах. Мы намерены очень серьезно работать с поправками в федеральный бюджет. Так что, резюмируя ответ, могу сказать словами Дэн Сяопина: не важно, какого цвета кошка - главное, чтобы она ловила мышей.

- Достаточно много критики со стороны депутатов от ЛДПР и КПРФ в Госдуме, слышите вы её?

- Слышу и реагирую. Немного где-то поправляю, потому что иногда замечаю некоторый отрыв от реальной обстановки. К примеру, вопрос об отмене районного  коэффициента.  Сегодня мы проводим очень большую закрытую работу, чтобы не допустить отмены районного коэффициента в Забайкальском крае  и, в принципе, пресечь даже разговоры на эту тему. Вы замечаете, сейчас нигде в федеральной повестке этот вопрос не обсуждается? Зачем будоражить людей, заставлять переживать? Ведь  из-за этого многие начинают задумываться о смене места жительства! Считаю, что в подобных случаях у некоторых коллег просто не хватает  опыта.

- Бюджет 2017 года свёрстан гораздо более исполнимым, чем бюджеты предыдущих лет - больше денег, зарплата бюджетников в этом году обеспечена на 11,5 месяцев на старте, но ситуация не самая простая просто потому что на всё не хватает денег. У меня ощущение, что федеральный центр постепенно оставляет регионы со своими проблемами, но из ваших выступлений сквозит противоположный вывод.

- Объективно говорю, Ваше мнение – ошибочно. Регионы не только не бросают, а всячески поддерживают, даже исходя из тех непростых условий, которые мы сейчас видим в федеральном бюджете. Доказательство тому - объём дотаций на следующий год. Для Забайкальского края он увеличен на 400 млн. рублей. Это первое. Второе, нас не просто слышат, но и реагируют. Понятно, не всегда в том объёме, в котором мы просим. Пример, шестой рудник (Приаргунского производственного горнохимического комбината — без строительства этого объекта предприятие через 10 лет лишится сырьевой базы — А.К.). Этот вопрос поднимался на Совете Федерации, наши сенаторы активно этому содействовали. На сегодняшний день уже готов пакет документов,  даны все поручения, чтобы всё-таки с 2018-2019 года начать финансирование шестого рудника. И подобные примеры поддержки есть. Мы живём не в вакууме, мы видим, что происходит в мире и в других регионах, поэтому тоже надо всё понимать и относиться разумно, правильно. У нас у всех одна общая цель, чтобы люди в стране, в Забайкальском крае жили достойно.

- Возвращаясь к бюджету, какие ключевые проблемы у бюджета: недостаток доходов или что-то ещё?

- Да нет, вы знаете, по доходам как раз не всё так плохо. Динамика фактических поступлений собственных (налоговых и неналоговых) доходов в консолидированный бюджет Забайкальского края за 2015 – 2017 годы характеризуется тенденцией роста ежегодно, в среднем на 10 %. Темп роста собственных доходов за 2016 год к 2015 году составил 112,9%.  Аналогичная ситуация сохраняется в 2017 году.

Мы проводим очень большую работу по собираемости налогов. У нас было без малого 900 должников, которые имели задолженность перед бюджетом более 100 тысяч рублей, это в том числе налог на землю, на имущество. Сейчас их осталось 136, потому что за этим стоит очень серьёзная работа. Мы знаем, что есть те, кто платит серые зарплаты, уклоняется от налогов. Пока до каждого не дошли, и это недоработка наша и конкретных правоохранительных и контрольно-надзорных органов. Безусловно, мы это исправим.  Что касается расходной части, тут, наверное, больше проблем. Есть арестованные счета, когда средства отвлекаются на необходимость закрытия исполнительных листов по судебным решениям. Но здесь работаем планомерно и точечно. Наладили системную работу с казначейством. По крайней мере, теперь практически не встречается случаев, когда люди не могут получить заработную плату из-за долгов учреждения в объеме 10-50 тысяч. Нет районов, где бы этот вопрос мне не задавали, поэтому могу официально сказать, зная, что людей это очень волнует: мы для себя ставим задачу -  в первом полугодии 2018 года окончательно решить эту проблему. Понятно, что для этого нужно большое количество средств, которые надо одномоментно выплатить, чтобы погасить долги за коммуналку, начисления, которые сложились за прошлый период.

Главным было и остается, регулярная, без задержек, выплата зарплаты работникам бюджетной сферы, всех пособий. Как бы там ни было, мы на 3,2% проводим индексацию всех социальных пособий, а это 326 тысяч человек. Все социальные обязательства мы выполняем.

            Планируем всерьез заняться реконструкцией школ. Мы открывали школу в селе Гаур, по сути, построенную заново. Для людей это праздник! В обновлении нуждаются и сельские клубы. Эту работу мы начали еще в 2016-ом, продолжим и в следующем. Есть достижения в промышленности. Говорила об этом и повторю: горнорудный экономический сектор – это пока основная специализация региона. И это объективно обусловлено наличием значимых природных запасов. При том, что стоимость на минеральное сырье на международном рынке колеблется, и рассчитывать на пополнение бюджета только за счет этого мы не можем, для нас, безусловно,  важны и «Омчак», и «Наседкино», и Александровский рудник. Тот же Вершино-Дарасунский рудник, для которого с большим трудом и совместными усилиями мы нашли нового инвестора.

- Вы личное участие принимали в решении вопроса по смене собственника на Дарасунском руднике?

- В том числе.

- Почему не выстреливает ТОСЭР в Краснокаменске, с вашей точки зрения?

- Не все условия для работы резидентов, которые зашли в рамках ТОСЭР, есть сегодня в Краснокаменске. Это очистные, водовод, тарифы. Тарифами мы сейчас очень плотно занимаемся. И при этом там создано достаточно преференций – это и налогообложение, и аренда. Мы продолжим создавать условия для потенциальных резидентов, чтобы ТОСЭР заработал на полную мощь.

- Выстрелит?

- Если мы всё это решим, то, конечно, выстрелит.

- У вас какой настрой?

- Будем работать.

- Вы вернулись из командировки в Могочинский район. Там обсуждалось строительство целлюлозно-промышленного комбината. Ваша оценка этого проекта? Многие до сих пор уверены, что всё-таки это была ширма для того, чтобы вывозить круглый лес в Китай. Много проблем с этим проектом, и тянется всё это уже с начала 2000-х годов.

- Если на то пошло, в советское время мы более 6 миллионов кубов кругляка вывозили в Среднюю Азию. Это были нормальные межхозяйственные связи, нормальная экономика. Если говорить конкретно про Амазар, я считаю, что надо его довести до конца, и надо, чтобы он заработал. Вот и всё моё мнение.

Это действительно грандиозный проект. Это и рабочие места, и налоги - это всё очевидно. Ставим перед собой задачу запуска комбината, который будет состоять из трёх комплексов: лесозаготовка, лесопереработка и изготовление целлюлозы. Если посмотреть не только в Сибирском федеральном округе, а даже в объёмах страны, то это мощнейший комбинат. По объёму и по тем амбициозным планам, которые указаны в бизнес-плане, равных я на карте не обнаружила.

Другое дело, что это всё пробуксовывается на протяжении даже не одного десятка лет. Проблему надо решать в конкретные сроки. Где-то эта проволочка есть, в том числе и чиновничья, есть и не доработка инвестора. На совещании, которое провела на предприятии, мы обсудили четкий план действий.  Одним словом, надо заканчивать этот проект и запускать. Более того, уже 28 с лишним миллиардов инвестор вложил. Мне кажется, обратной дороги здесь уже не может быть, это будет просто неразумно и неправильно.

- Очень много говорится про приграничное сотрудничество регионов, которые примыкают к российско-китайской границе. Но все эти годы, не исчезает ощущение, что дальше говорильни это особо никуда не уходит - ни крупных проектов пока нет, и нет ощущения того, что это приграничное сотрудничество что-то реально даёт региону. Реально ли приграничное сотрудничество может дать импульс для развития регионов?

- Конечно! Я в этом убеждена. Для этого всё есть. Другое дело, опять же, что мы не полностью используем этот потенциал. Взять открытую экономическую зону «Даурия» - замечательный же проект, но ничего не реализовано. Сейчас мы разрабатываем программу в продолжение закона «О приграничном сотрудничестве», говорим о вполне конкретных и осязаемых вещах. На днях с нашим министерством внешнеэкономических связей будем проводить серьёзное аналитическое совещание, основной вопрос - так называемый приграничный торговый комплекс «Забайкальск – Маньчжурия», идея которого существует с 1998 года. Будем работать.

- Думаете, что перспективы у Забайкальска есть?

- Они должны быть, а как без перспективы жить? Так же нельзя.

- Знакомы ли вы с проблематикой микрорайона «Южный» в Забайкальске?

- Знакома. Тоже долгоиграющая история. Я считаю, изначально не совсем правильно спланированная история. Экономически и финансово, в первую очередь, поэтому сегодня есть то, что есть. Безусловно, это зона ответственности инвестора. У региона неисполненных обязательств перед инициатором проекта точно нет. Мы проект по мере сил поддерживаем через снижение ставок налога на землю. Посмотрим, надо дальше из этой истории выходить.

- Научно-редакционный центр «Энциклопедии Забайкалья» вчера (интервью бралось 24 ноября — А.К.) в полном составе написал заявления об увольнении. Это значит, что проект, несмотря на ваши заверения, завершён?

- Я не знаю, что там случилось. То, что «Энциклопедия» будет, и то, что никто на неё не посягает, это уже даже не обсуждается, и не надо это вообще поднимать. Если мне не изменяет память, в 2018 году наступает столетие сбора всех энциклопедических знаний о Забайкалье. Поэтому «Энциклопедия» была, есть и будет, а если не будет, то, во всяком случае, не при мне, это точно! Мы заложили стабильную сумму, которая идёт на проект из бюджета. Есть средства и на 2018 год. Я не знаю, что там происходит в коллективе - видимо, какие-то субъективные обстоятельства возникли. По крайней мере, меня никто об этом не информировал. О том, что люди написали заявления, я узнала от Вас, поэтому пока ответить не готова, буду выяснять. А вообще, конечно, по многим причинам как финансового, так и организационного характера назрела необходимость реорганизации структуры научно-редакционного центра издания. Были  предложения вывести редакцию из  ведения ЗабГУ в иное учреждение, например в институт усовершенствования учителей.  Считаю необходимым собрать Редакционный Совет энциклопедии, конструктивно и без лишней эмоциональности обсудить все варианты дальнейшего развития проекта.

- Если механически говорить, то деньги, которые закладываются в бюджет, просто не доходят до проекта. Люди работают за 10-13 тысяч рублей и, видимо, им просто надоело.

- Значит, не дорабатывают наши контрольно-надзорные, правоохранительные органы. Рекомендации дам по поводу более внимательной проверки на предмет финансово-хозяйственной деятельности этого проекта.

- Тема с футбольным клубом «Чита», которая должна как-то разрешиться. Ваша позиция ясна, что клуб должен остаться. Понятно ли в настоящий момент, каковы будут источники финансирования клуба в следующем году?

- Не до конца. Есть мысли, я их пока не будут произносить. Сначала сделаем, потом скажем.

Автор: Андрей Козлов

Источник ИА "Чита.Ру"